СТОП-КРАН

ИНВЕСТФОНД UFG PRIVATE EQUITY ВЛОЖИЛСЯ В БИЗНЕС СТРОИТЕЛЬНОЙ ТЕХНИКИ В НЕУДАЧНЫЙ МОМЕНТ. А ФИНН ЮХАНИ ЯРВИ ЛЕХТО ПОТЕРЯЛ СВОЮ КОМПАНИЮ ПО АРЕНДЕ БАШЕННЫХ КРАНОВ. ТЕПЕРЬ ОНИ ВМЕСТЕ ХОТЯТ СОЗДАТЬ КРУПНЕЙШЕГО ИГРОКА НА ЭТОМ РЫНКЕ

Финский предприниматель Юхани Ярвилехто запом­нит летний отпуск 2008 года надолго. Вернувшись с от­дыха в Москву, где он возглавлял компанию «Рентакран», Ярвилехто обнаружил, что не может попасть в собствен­ный офис, контрольный пакет акций принадлежит вовсе не ему, а новый владелец успел провести совет директоров и выбрать другого гендиректора. «Этому человеку я очень доверял, можно сказать, пустил к себе через „кухонную дверь"»,— говорит Юхани Ярвилехто

«Рентакран» сдавал в аренду строительным компаниям около 250 башенных кранов и был лидером этого узкого рынка. Штат компании насчитывал свы ше400 крановщиков и других специалистов. Сопоставимый по размеру парк в Рос- сии имелся только у одной арендной компании — УМ-260, которая принадлежит группе JICP и работает преимуще­ственно в Петербурге.

Вернуть «Рентакран» через суд Ярвилехто не удалось: он не сумел доказать, что не мог так просто отдать акции компании. В апреле 2011 года ЗАО «Крансити», в которое входили активы «Рентакрана», было признано банкротом, а вместо него появилось ООО «Главарендакран».

Но хотя Ярвилехто и потерял бизнес, однако решил вто­рой раз войти в ту же реку. Еще летом 2009 года он заре­гистрировал компанию «Новокорент». «Почему я должен сдаться? — рассуждает он.— Было бы очень плохо потерять не только бизнес, но и друзей, коллектив, который в меня верил, и ощущать себя проигравшим. У меня остались в России клиенты и партнеры, кому я доверяю». Стоимость одного иностранного крана колеблется от 200 тыс. до 700 тыс. евро. Чтобы начать бизнес с нуля, Ярвилехто требовались инвесторы. «Год был ужасный,— признает бизнесмен.— Все знакомые говорили: „У тебя, наверное, температура? Твой бизнес никогда не пойдет"». Потенциальных инвесторов отпугивала история с «Рента- краном» и разразившийся кризис: вслед за коллапсом стро­ительной отрасли рынок аренды башенных кранов сильно упал. Но среди знакомых были не только скептики. Через них Ярвилехто познакомился с людьми из фонда UFG Asset Management, основанного Борисом Федоровым.

Первая встреча состоялась весной 2010 года, а летом фонд прямых инвестиций UFG Private Equity Fund II (управ­ляется UFG Asset Management) инвестировал в «Новоко­рент». Детали сделки не разглашаются, но за год компа­ния, которая существовала только на бумаге и не имела ни одного крана, создала парк, насчитывающий около 50 еди­ниц техники. Теперь партнеры надеются повторить успех «Рентакрана». «То, что было,— в прошлом, в каком бизнесе не бывает проблем? — задает риторический вопрос управ­ляющий директор UFG Private Equity Дмитрий Элкин.— Нас больше интересовали качество менеджмента, его репу­тация и возможность построить западную компанию. Все говорили, что при Юхани „Рентакран" был на две головы выше, чем остальные».

Была и еще одна причина, по которой фонд поверил в новый проект финна: у UFG оказалась своя история, связанная с крановым бизнесом. И тоже не слишком оптимистичная.

ДЕСТРУКТИВНЫЙ ПРОЦЕСС

До кризиса строительным бизнесом не занимался только ленивый. UFG Private Equity не стал исключением. В ав­густе 2008 года фонд сделал первую инвестицию в этом направлении, купив контрольный пакет петербургской компании «Еврорент», по оценкам экспертов, за $10 млн. Западный рынок недвижимости агонизировал, а рос­сийскому оставалось

спокойно жить считанные месяцы, когда, комментируя сделку газете «Коммерсантъ», Борис Федоров рассуждал о «высоких перспективах» отрасли. Это неудивительно, ведь до кризиса российский рынок аренды строительной техники ежегодно прибавлял 20%. Объем московского рынка в 2008 году, по данным марке­тингового агентства Step by Step, составил 260 млн евро. Петербург уступал столице в полтора-два раза. Наконец

Продолжение следует

 

 


 

,

Comments are closed.