Часть №2

ТЯЖЕЛЫЙ ПОДЪЕМ

За какой срок окупается сдаваемый в аренду башенный кран грузоподъемностью 8 т и стоимостью 330 тыс. евро

рентабельность бизнеса, по отчетам арендных компаний, достигала внушительных 33-34%.

К 2011 году «Еврорент» должен был увеличить свой парк, насчитывавший 50 кранов, минимум в два — максимум в четыре раза. В действительности парк увеличился при­мерно на 50%, и даже это оказалось лишним.

«Еврорент» работал в основном с легкими кранами гру­зоподъемностью 5-6 тонн, которые используются при строительстве коммерческой недвижимости. В отличие от строительства жилья этот сегмент не финансировался госпрограммами и пострадал в кризис сильнее всего. «Ставки на аренду кранов упали в два раза. Рубль подешевел в полтора раза. У нас был долг перед лизинговыми компа­ниями в евро,— перечисляет напасти президент компании „Еврорент" Максим Трофимов.— Это заставило людей из UFG задуматься, и я их, в общем-то, понимаю».

Понятно и то, почему акционеры стали искать пути от­ступления. В 2009 году из перспективного бизнеса «Евро­рент» превратился в убыточный. UFG предлагал продать

В Россию Юхани Ярвилехто попал в начале 1990-х в каче­стве коммерческого директора московского представитель­ства компании Nokia. Строительным бизнесом он занялся благодаря своему соотечественнику Пекке Ниске. Тот вла­дел фирмой по аренде строительной техники Pekkaniska и, как большинство финских предпринимателей, начинал осваивать Россию с Петербурга. Когда Пекка Ниска решил выйти в Москву, он пригласил директором местного пред­ставительства Ярвилехто.

Сотрудничество длилось три года, пока, как утверждает Ярвилехто, он не выкупил у Pekkaniska столичный биз­нес. Подругой версии, в середине 1990-х между финнами возникли его другим участникам рынка, но переговоры окончились ничем. «Мы отказались от предложения, потому что не рас­сматривали „Еврорент" как бизнес,— говорит управляющий компании УМ-260 Юрий Понятовский.— Теоретически мы были в состоянии купить их технику, но в тот момент можно было из Европы привезти такие же краны»

В  2010 году UFG передал краны, купленные для «Евро­рента», под управление свежеиспеченному «Новокоренту» (они были учтены в сделке, по которой фонд получил долю в компании). В глазах менеджеров UFG Юхани Ярвилехто выглядел тем самым человеком, кто сделает их инвестиции в крановое хозяйство доходными, ведь ему уже удалось по­строить эффективный бизнес в «Рентакране». «Процесс был деструктивный, это не созидание. Поэтому ничего хорошего для нашего бизнеса не произошло, но и плохого тоже,— оценивает Максим Трофимов результат расстава­ния.— Все остались при своих».

ФИННЫ ЛУЧШЕ

разногласия. В одном из интервью генераль­ный директор компании «УВН техника» Павел Бутнинг, в то время работавший в Pekkaniska, заявил, что Ниска стал выводить свою технику из Москвы, а Ярвилехто в ответ перевел имеющиеся договоры с клиентами в новую струк­туру — «Рентакран». Первые краны Liebherr он взял в суб­аренду у бывших военных строителей, которые, выполнив госзаказ, не знали, куда пристроить машины.

Ярвилехто решил работать только на европейских кранах. Они легче монтировались, проще управлялись, быстрее поднимали грузы и были устойчивее, чем российские. Но и товар оказался дефицитным. «Рынок европейских кранов в России завязан на отношениях с производителями техники,— говорит Дмитрий Элкин.— Если вы придете с улицы и скажете: „У меня миллион долларов, я хочу ку­пить кран, вот вам дипломат",— кран вам, конечно, прода­дут, но это не позволит построить эффективный бизнес». На первых порах Ярвилехто помогли финское происхожде­ние и опыт работы в Pekkaniska, которую знали за рубежом.

, ,

Comments are closed.
.